форс-мажор
Бухгалтерия будущего 0

Форс-мажор или “божья воля”?

Александр ЗОЛОТУХИН

консультант по вопросам

бухгалтерского учета

и налогообложения

Опубликовано: “Вестник бухгалтера и аудитора Украины”, № 5-6, март 2007 г.

*** 

Как юридические, так и физические лица при заключении гражданско-правовых договоров с религиозными организациями могут столкнуться с одной необычной для себя оговоркой, которую иногда вносят в договора религиозные организации. Звучать она может примерно так:

“Стороны освобождаются от выполнения обязательств по договору при наступлении непредвиденных обстоятельств, от воли Божией зависящих”.

Применение именно такой формулировки объясняют специфическим статусом религиозных организаций и самобытным пониманием ими причины, лежащей в наступлении непредвиденных обстоятельств (проявлении воли Божией), по сути ее считают аналогом обычной форс-мажорной оговорки.

Понимая право сторон самостоятельно определять условия договора (статья 6, статья 627, статья 628 Гражданского кодекса Украины от 16.01.2003 г. № 435-IV) и уважая их выбор, постараемся понять, правомерно ли использование именно такой формулировки и имеет ли она конкретный юридический смысл.

Сразу заметим, что в гражданском законодательстве при рассмотрении непредвиденных обстоятельств применяются различные понятия, как, например:

– непреодолимая сила – чрезвычайное или неизбежное при данных условиях событие (пункт 1 ст. 263 ГКУ), которое в коммерческом обороте часто называют форс-мажором. Таким событием может быть стихийное бедствие (землетрясение и т.п.) или социальные явления (забастовки и т.п.) (см. комментарий к статье 263 ГКУ на странице 223 Комментария1);

– случай – нарушение обязательства при отсутствии вины (см. комментарий к статье 617 ГКУ на странице 534 Комментария);

– мораторий – отсрочка выполнения обязательства, установленная обязательством (пункт 2 ст. 263 ГКУ) и пр.

Как видим, каждое из этих понятий более-менее определено. Но вот случаев и “обстоятельств, от воли Божией зависящих”, гражданское законодательство не содержит. Поэтому, если стороны желают видеть в договоре именно такую формулировку, дополнительно нужно раскрыть ее смысл – какие конкретно непредвиденные обстоятельства стороны считают зависящими от “воли Божией”.

Если же такой дополнительной оговорки в договоре нет, для выяснения сути таких обстоятельств можно прибегнуть к помощи статьи 7 ГКУ, согласно которой гражданские отношения могут регулироваться обычаем – правилом поведения, которое не установлено актами гражданского законодательства, но является установившимся в определенной сфере гражданских отношений, Тут нет необходимости доказывать, что характерной особенностью религиозного миропонимания является ощущение прямой взаимосвязи между непредвиденными событиями и “волей Божией”. Под влиянием такого миропонимания складывалось гражданское законодательство и правоприменительная практика дореволюционного периода (до 1917 г.).

В исследовании этого вопроса В. В. Ревенко2, отмечается, что понятие “причины, от воли Божией зависящие” широко использовалось как в гражданском законодательстве дореволюционного времени, так и в правоприменительной практике того периода. Но в сравнении как с дореволюционным, так и с современным понятием непреодолимой силы оно несколько уже, потому что включало только лишь стихийные природные явления и внезапные изменения погоды, не зависящие от воли и действия людей – землетрясения, наводнения, оползни, смерчи, град, заморозки, снегопады, ливни, засуха и т.п. То есть, это понятие имело конкретное юридическое содержание и являлось безусловным юридическим фактом, который влиял на правоотношения сторон договора. Однако вследствие секуляризации (освобождение от религиозного влияния в определенной сфере общественной деятельности) юридического мышления в советский период это понятие исчезло как из гражданского законодательства, так и из правоприменительной практики. Хотя в церковном обиходе, которого, разумеется, секуляризация не коснулась, это понятие сохранилось в прежнем “первозданном” виде.

Поэтому если применить его к договору, одной или двумя сторонами которого выступают религиозные организации, то с учетом статьи 7 ГКУ оно принимает вполне конкретное юридическое содержание – стихийные природные явления и внезапные изменения погоды, не зависящие от воли и действия людей.

С учетом приведенного выше можно утверждать, что применение данной формулировки вполне правомерно, она имеет конкретный юридический смысл.

Заметим также, что, как утверждает в своем исследовании В. В. Ревенко, этимологическое и первоначальное историческое значение выражений “непреодолимая сила” и “форс-мажор” – “Высшая сила” (в переводе с французского), “Божья сила” (в римском праве), то есть, фактически обстоятельства, от “воли Божией” зависящие.

_________________________________

1 Цивільний кодекс України. Коментар за загальною редакцією Є. О. Харитонова та О. М. Калітенко. – Одеса1 “Юридична література”, 2004. – прим. авт.

2 В.В. Ревенко. “Божия воля” в обязательном праве России XIX – начала XX вв.// Приход. – 2005 – № 9, с 49-60. – прим авт.



Поделиться:
0
Александр Золотухин

Александр Золотухин

Организатор Дисскуссионного Клуба Полтава, консультант по вопросам бухгалтерского учёта и налогообложения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *